Не Питер и не Порту: какой архитектурный облик у Нижнего Новгорода? Интервью с архитектором Михаилом Дуцевым

Мировая архитектура
2666
8

Нижний Новгород имеет более чем 800-летнюю историю. Город развивается и совершенствуется в том числе за счет архитектуры. О том, какой у Нижнего Новгорода архитектурный стиль, похож ли он на какой-либо заграничный город, появятся ли в столице Приволжья небоскребы как Moscow City, можно ли интегрировать исторические здания в современные жилые объекты, как это сделано в ЖК «Георгиевский» на Верхне-Волжской набережной или планируется на Черниговской, и почему нижегородский проект IT-кампуса рискованный, корреспонденту ДОМОСТРОЙНН.РУ рассказал доктор архитектуры, заведующий кафедрой дизайна архитектурной среды (ДАС) и профессор кафедры архитектурного проектирования Нижегородского государственного архитектурно-строительного университета (ННГАСУ), художник Михаил Дуцев.

Не Питер и не Порту: какой архитектурный облик у Нижнего Новгорода? Интервью с архитектором Михаилом Дуцевым - фото 1
Фотопортрет М. Дуцева на крыльце дома по Нестерова, 39 / Л. Гройсман, 2019 г.

— Михаил Викторович, можно ли выделить у города определенный архитектурный стиль? Если да, то какой он у Нижнего?

— Это очень сложный вопрос. Ни у одного города нет единого архитектурного стиля. Я бы в такой терминологии не отвечал на этот вопрос. Если рассматривать другие города, то понятно, что, например, Питер — это стиль. Причем стиль в городе не один. В Санкт-Петербурге прослеживается и столичный уровень барокко, и столичный уровень классицизма. Питер — это жемчужина. А Нижний Новгород унаследовал замечательный период эклектики. Для меня купеческие домики конца XIX века — это основа центра города. Также мы имеем в Нижнем замечательные вкрапления советского периода, выдающийся и любимый постмодерн 1990-х годов и сегодняшнюю новую архитектуру Нижегородской архитектурной школы. Мне кажется, что образ города формирует не единый стиль, а диалог разных стилей.

Правда, сейчас у новых построек стиля как такового нет. Точнее, мнения разделились. Кто-то говорит, что на сегодняшний день идет очередная итерация неомодернизма. Это достаточно функциональные объемы, архитектура, использующая ясную геометрию. Это характерно для жилой застройки. Минимализм, например, тоже сейчас в моде.

— Как Вы считаете, уникальна ли архитектура Нижнего? Можно ли сравнить ее с архитектурой другого города?

— Я Нижний очень люблю. Когда я ездил за границу, то всегда с большой радостью возвращался в Нижний. Никогда у меня не возникало ощущения ущербности города. Он очень красивый во всех смыслах. У него, конечно, есть лицо. Нижний — ни в чем не гладкий город, не одинаковый, такое ему вообще не свойственно. Я не найду, на что он похож, и никогда бы не стал ни с чем сравнивать. И не сказал бы, что Нижний Новгород что-то заимствует у других. Но я бы рассматривал антиподы.

— Какой антипод у Нижнего?

— Санкт-Петербург скорее. Но знаете, даже в Питере иногда такой уголок можно найти, где идешь и думаешь: «О, попал в родное место». Но сам принцип в Нижнем все-таки другой.

Нижний — это город, в котором, как мне кажется, есть определенная свобода пространственного творчества, вот это важно.

Питер — это город, который железно регулируется, он имеет пласт истории. У Питера есть понятие карниза (верхняя выступающая часть антаблемента или стены, завершающая здание — прим. ред.), есть понятие ансамбля. В Нижнем Новгороде в этом смысле все иначе. Для нас ансамбль — это что-то гораздо более живое.

Что касается заграничных городов, помню, когда приехал в Порту (город в Португалии — прим. ред.), удивился, какой там ландшафт. Я думал, что в Нижнем сильный рельеф, оказалось, что нет. Но сказать, что он похож на Порту, нельзя. Не вижу сходство в характере Нижнего и других городов, и не берусь сравнивать его с зарубежными городами.

Фото 1: Никита Духник; Фото 2: Сергей Клочев / http://sergey-sk78.livejournal.com


— Какие Вы видите тенденции развития архитектуры в Нижнем?

— Сейчас активно появляются разные общественные пространства. Это очень модная тенденция и очень модный смысл: наполнение пространства города разного рода активностями.

Возникает понимание того, что в городе человек может ощущать себя как дома, что он может пользоваться городом.

Раньше в таком формате это было доступно только москвичам с их парком Горького и Крымской набережной.

Конечно, проникли и общемировые тенденции. Это отношение к общественному и личному пространствам, комбинирование разных функций внутри одного. Это когда мы понимаем, что четкое разделение между жилым, частным, приватным и общественным не столь обязательно. Даже интереснее, когда это смешивается. Когда жилые объекты берут на себя общественную функцию, когда общественное пространство тоже сочетает разных пользователей. Так происходит своего рода «гибридизация»: снизу магазины, то есть разные общественные обслуживающие функции от бытовых до культурных, а сверху — жилье. И это не только клубные дома, где вся инфраструктура именно для жильцов.

Эта гибридизация работает на город, и он становится интересен всем — и тем, кто здесь живет, и тем, кто ходит делать покупки, заниматься спортом, смотреть кино. Это на Нижний ложится хорошо.

И раз уж мы говорим об общих тенденциях, то понимаем, что сегодня объект не мыслится без обслуживания и среды. И среда в большей степени не про эстетику, а про пользователя, про социальную функцию. Важно иметь благоустроенную территорию — и не просто красивую, а функциональную, — возможности удовлетворить потребности в здоровом образе жизни, в культурном развитии. Я уже не говорю о традиционных детских садиках и прочем. Смысл — в неформальной жизни городских сообществ: это может быть тот же киноклуб, буккроссинг (обмен прочитанными книгами, газетами, журналами — прим. ред.), фитнес, библиотека, в общем, универсальное или специальное пространство для развития данных функций. Вот она современная красота-то где (улыбается — прим. ред.). Кстати, данная тенденция сегодня транслируется от имени власти, Института развития городской среды Нижегородской области, Союза архитекторов и Института урбанистики, что не может не радовать.

— Облик города сильно изменился за последние 5 лет (после ЧМ-2018), какие проекты нравятся больше всего? Что по-настоящему украсило город?

— Второй павильон Ярмарки (авторы проекта: архитектурное бюро «Гора» Станислава Горшунова», 2021 год — прим. ред.) мне очень нравится. Классная вещь. Это как бы современная реплика модернистского пилонизма (пилон в архитектуре — массивные столбы, служащие опорой арок, перекрытий, мостов либо стоящие по сторонам входов или въездов — прим. ред.) с поворотными лопастями. Здесь идея в том, что ты проезжаешь по оживленной дороге, и эти пилоны распахиваются. Замечательный объект Corner Place (Корнер Плейс, Пискунова 16. Авторы проекта: Архитектурная проектная мастерская «Проспект», 2021 год — прим. ред.). Красивая вещь, потому что есть внимание к деталям. Она по-другому сделана, не широкими мазками, а, наоборот, там видно соприкосновение разных материальностей, это мне импонирует.

Для меня приобретения последних лет — это в большей степени не объемная архитектура, а средовые пространства. Поскольку я заведую кафедрой дизайна архитектурной среды (ДАС), на среду мне даже милее смотреть. Здесь имею в виду общественные пространства «Среды 800», считаю, что эти объекты вполне успешны. Это и Стрелка, и набережная Федоровского, и парк Швейцария. Парк Швейцария мне очень нравится именно профессионально. Да, много критики, она была и остается.

Набережную Федоровского тоже критикуют. Есть такой момент, что на Федоровского будто много дизайна. Но здесь возникает важное размышление о том, что в Нижнем есть такие крупные природные энергии.

Здесь амбиции архитектора должны находить гармонию с природой.

Фото 1: Второй павильон Нижегородской Ярмарки, ДОМОСТРОЙНН.РУ; Фото 2: Corner Place, Минград Нижегородской области / vk.com/public166592988

— По Вашему мнению, представляют ли сейчас и/или будут ли представлять историко-архитектурную ценность хрущевки, брежневки, сталинки?

— Они, безусловно, обладают своей ценностью. Во-первых, в том, что где-то был найден очень удачный, гуманный, человечный масштаб. Вот взять сталинки, там квартиры очень комфортные, очень удобно организованы дворы. Даже количество этажей играет свою роль. Это вообще свойственно человеку — ощущать комфорт и притягательность, когда пространство не довлеет, когда это не просто растиражированная ячейка, а свой двор, определенное понимание своего дома. С этой позиции есть сейчас ценность.

С точки зрения эстетики мне нравится историческая архитектура и богато декорированная, и в меру лаконичная. Например, квартал «Красный просвещенец» — народная стройка 1924–1928 годов. Это деревянные объекты, которые не номинированы на ценность, но по своей среде очень заманчивы. Это как город-сад, потому что там расположены четырехквартирные типовые дома со своими палисадниками, уже заросшими за эти годы. И как образ жизни их можно отнести к классу «премиум», потому что это что-то близкое к частному дому внутри города. Это дом со своим садиком, в котором безопасно и зелено.

— Какая современная многоквартирная застройка преобладает в Нижнем Новгороде — точечная или ЖК, высотки или нет? В чем плюсы и минусы такой застройки для архитектурного облика города?

— Мне высотные объекты нравятся меньше. Просто моя позиция. Хотя она совершенно оспариваемая: есть теоретики и практики, которые считают, что, наоборот, нужно расти в высоту. Но для меня среда, которая ближе к человеку, всегда побеждает. В этом плане средняя этажность — идеально сбалансированное решение. Эта тема представляет бескрайнее поле для раздумий, и тут все будут правы, никто доподлинно не знает, где и как лучше жить.

При строительстве высотного жилья очень важен профессионализм.

В частности, профессионализм архитектурного решения, потому что высотный объект, тем более жилой, всегда сталкивается с экономией и соприкасается с ценностями совсем не возвышенными.

Как при таких проблемах создать что-то стоящее? Все-таки это высотный дом, он будет виден. Значит, должна быть какая-то адресная или особая «ответственная» архитектура. И вот здесь на первый план выходит профессиональный арсенал зодчего.

Что касается вопроса о точечной и комплексной застройках, то мы же понимаем, что в Нижнем Новгороде нет традиции скопления небоскребов, как, например, Moscow City. И вряд ли она родится у нас в центре.

В Нижнем нет такой стойкой традиции высотного строительства, она проистекает скорее от коммерческой необходимости.

В целом, я по большей части оцениваю позитивно многое, что строится у нас сегодня.

— Нравятся ли Вам как архитектору современные объекты, которые разрабатываются специально под историческую застройку так, чтобы они не нарушали архитектурный облик? Что Вы думаете об интеграции исторических зданий в современные объекты недвижимости. Например, будущая застройка Черниговской предполагает реконструкцию ОКН (пример: Мукомольный завод Башкировых), застройщик планирует их приспособить под жилые дома. Жилой комплекс «Георгиевский» интегрировал в свою застройку особняк Фомина.

— Здесь нужно задаваться вопросами: какой объект интегрировать, и каким образом интегрировать, чтобы это было уважительно.

Никогда нельзя поместить себя на место того архитектора, который жил век назад. И поэтому здесь полезно помнить, что определенные временные дистанции нас отделяют.

На сегодняшний день выработано множество подходов к вопросам реконструкции, реновации, ревитализации (раскрытие новых возможностей старых территорий и построек — прим. ред.). Они дают возможность при наличии средств и таланта сделать интеграцию старого и нового весьма достойно. Мне нравится, как получился ЖК «Георгиевский», в который включили особняк Фомина. Что будет на Черниговской, пока непонятно.

Сложный вопрос для меня — строительство метро на Сенной. Пока неоднозначно, потому что там была симпатичная историческая застройка, сейчас мы ее потеряли.

Если говорить о новой застройке, то наши нижегородские архитекторы очень щепетильно относятся к вопросам инфраструктуры и насыщения. Нижегородцы, безусловно, не просто коммерческие архитекторы. У нас существует архитектурная школа и одновременно у каждого из архитекторов есть свое лицо, есть знания локальных и мировых тенденций. Даже при проектировании объекта в сложном диалоге с заказчиком чаще получается самореализовываться в среде города на достойном уровне.

Например, привлекает внимание «Дом на Свободе» по проекту архитектурной мастерской «Архстрой». По своему контекстуальный и при этом а-ля Чикаго. Еще комплекс «Шаляпин», также по проекту «Архстроя». Он расположен в самом центре Нижнего, в очень сложном месте. Оба — удачные примеры высокопрофессиональной архитектуры.

Фото 1: ЖК «Дом на Свободе», ДОМОСТРОЙНН.РУ; Фото 2: ЖК «Шаляпин», застройщик «Ойкумена»

— Как Вы относитесь к проектам реноваций в исторической части города? Например, к разработке новой концепции улицы Грузинской, к которой привлечены ваши студенты? 

— Я пока не буду комментировать, потому что сейчас проектная концепция в стадии разработки. Реновацию начали с осмысления. Не всегда стоит спешить рисовать, иной раз нужно сначала осмыслить. «АСИРИС» (Агентство по сохранению и развитию объектов исторической среды Нижегородской области — прим. ред.) и представители Заксобрания региона по градостроительному развитию дали ребятам писать сочинения для понимания идентичности этой исторической улицы, что на данном этапе представляет совершенно верный путь.

— Можете ли вы рассказать про молодых архитекторах Нижнего? Чем они занимаются, какие интересные проекты создали?

— Архитектура — это такая область, где взросление идет не сразу, поэтому молодежь в архитектуре — это поколение 35-летних или даже скорее 40-летних. Я говорю о Станиславе Горшунове, Егоре Рыбине, Арсении Чакрыгине, Максиме Гореве, Кирилле Бросалине, Дмитрии Соколове, Григории Качемцеве, Кирилле Пернаткине. А постарше, моего поколения, например, Андрей Мурунов. Опять же называю фамилии, которые первыми пришли на ум. На самом деле местной талантливой «молодежи» разного возраста очень много! Поэтому такой вопрос о молодых архитекторах явно провоцирует иронию: молодые не столь уже молоды. Но это специфика профессии, это неизбежно.

Что касается студентов, то наши ребята работают с четвертого курса, иногда с третьего, они устраиваются в самые разные проектные организации. Поэтому проектов, над которыми они работают, очень много: от жилых и общественных зданий до концепций благоустройства и их наполнения.

Архитектура — это не один автор.

Почти не бывает такого, что один студент умудряется сделать полностью самостоятельный реальный проект. Это должен быть гений уровня Корбюзье (Ле Корбюзье — французский архитектор, один из наиболее значимых в XX веке — прим. ред.). Скажу, что Анна Лазаревна Гельфонд (доктор архитектуры, профессор, заведующая кафедрой архитектурного проектирования ННГАСУ, главный архитектор Архитектурной мастерской ННГАСУ — прим ред.) в свое время делала дипломную работу по стадиону «Динамо». Конечно, диплом Анны Лазаревны не был реализован полностью, но по ее чертежам построен большой функциональный блок. Такая удача бывает редко. Как правило, студент еще не обладает нужным опытом, который приобретается уже в ходе реальной проектной практики. Мы очень ценим предложения наших ребят.

Студенческие мысли всегда очень интересны, как эксперимент. Они никогда не бывают взрослыми, но обладают остротой.

В качестве примера могу сказать, что наши ребята участвовали в работе над концепцией Стрелки совместно с ИРГСНО (Институт развития городской среды Нижегородской области — прим. ред.). Вот вам яркий пример, ведь это одно из топовых пространств обновленной среды Нижнего Новгорода.

Если говорить о сегодняшних актуальных увлечениях молодежи, меня, например, совершенно не впечатляет потенциал нейросетей, несмотря на то, что эта тема сейчас очень муссируется. Также сегодня из-за использования современных технологий иногда получается так, что скорость побеждает профессионализм. А мне кажется, что такого быть не должно. Технологии дают возможность полупрофессионалу приходить в профессию.

— Что Вы думаете о глобальном проекте ИТ-кампуса в Нижнем Новгороде? Вписывается ли он в общую архитектуру города, не будет ли выглядеть инородно?

— ИТ-кампус — это интересная история, не вполне характерная для Нижнего. Опять же эксперимент — разговор разных архитектурных подходов, и почему бы такой эксперимент не провести? Понятно, что задействованы очень ценные для города ресурсы и ландшафты, потому что нижегородские горы бесценны для нас. Мне нравится, что по проекту кампус состоит из ряда отдельных блоков, он проницаемый, что дружественно окружающему ландшафту. И пусть я пока не верю на 100% в удачу, но понимаю, что по своему морфотипу (эволюционно сложившаяся разновидность планировочно-пространственной организации городской застройки — прим. ред.) комплекс подходит месту, напоминая естественно возникшее поселение. Насколько я понимаю, он не будет чем-то совсем чужеродным. Надо, конечно, дождаться итога. Честно сказать, для меня это интрига.

Риски у этого проекта есть, не скрою. Ведь он же будет на холме.

Здесь, еще раз повторю, нельзя забывать, что и наша гора сама по себе, и Кремль на горе. Для нашего города — это места с сильной энергетикой, с которыми интересно работать. Неудачей здесь будет появление образа коммерческой архитектуры, я очень надеюсь, что такого не произойдет.

Фото: ИТ-кампус, архитектурное бюро «Студия 44»

— Нужно ли, чтобы новая застройка перекликалась с рядом стоящими зданиями? Или она должна быть в своем стиле как особенность, примета времени?

— Нужно ли, чтобы новое перекликалось со старым? Да, нужно. Другой вопрос, как эта перекличка может быть реализована. Архитектор, когда проектирует, имеет определенное уважение к контексту, и он его исследует и во многом наследует. И только тогда перекличка возникает.

Другое дело, если мы говорим об авторской архитектуре, то подход может быть разным. Кто-то сделает на контрасте, кто-то изберет ход мимикрии (подражание, а в частности влияние природных форм на архитектурное формирование зданий и городского пространства — прим. ред.). Ведь работать можно не только с архитектурным контекстом, но и с природным. Это тоже одна из современных тенденций. Нужно ли, например, чтобы архитектура перекликалась с Дятловыми горами? А почему нет? В мире существует биоморфная (система моделирования в культуре с помощью биологических образов — прим. ред.) архитектура, которая вообще не видна. В этом вопросе стопроцентных рецептов нет.

Но ни в коем случае нельзя советовать механически повторять детали и насильно заставлять быть похожим. Это крайне пагубный путь, на мой взгляд. Потому что тогда уж никакого авторства, только неприятные ощущения и фальшь. 

Хорошо, что у нас существуют далеко не формальные согласующие инстанции. То есть не просто подпись клерка, а постоянно действующий Архитектурный совет под руководством Сергея Геннадьевича Попова (первый замминистра градостроительной деятельности и развития агломераций региона, главный архитектор Нижегородской области — прим. ред.). Конечно, Архсовет тоже может ошибаться, это случается, но все-таки комплексная профессиональная оценка здесь происходит, это очень важно.

— Каким Вы видите идеальный Нижний с точки зрения архитектуры?

— В моих мечтах центр Нижнего — это сохраненная историческая застройка. Понятно, что сейчас уже многое перестроено, но для меня в идеале было бы сохранить хотя бы то, что есть сейчас. Конечно, можно построить что-то новое на исторической улице, попасть по масштабу, сделать хорошую архитектуру, но все равно среда потеряет свою аутентичность, родную атмосферу, близкую сердцу эмоцию.

И вторая мечта — авторская архитектура. То есть, коммерческая составляющая есть всегда, но это не значит, что архитектура не может быть авторской. Наоборот, очень хорошо, что за это платят, что она приносит прибыль, и что она нужна заказчику и людям. Но она при этом авторская, художественная. Это очень важно.

Со стороны кажется, что так просто архитектурный чертеж сделать, но на самом деле за ним порой стоит целый мир.

И инструментарий у архитектора должен быть богатым, то есть его дух и профессиональные навыки — это значимые вещи. Мне кажется, что у нас на редкость глубокая профессия с очень развернутым бэкграундом. Для того, чтобы был результат, нужна внутренняя настройка, что представляет для меня определенный идеал. Есть ли предпосылки к тому, что хотя бы отчасти этот идеал достижим? Да, есть. В нашей нижегородской архитектурной школе, в преемственности. Когда я общаюсь со своими коллегами и студентами, я понимаю, что линия школы продолжается и даже порой обретает новые актуальные грани.

Самые интересные новости портала ДОМОСТРОЙРФ.РУ читайте в Telegram и ВКонтакте.

Комментарии

Добавляя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Юрий
Молодцы
Надежда
Обстоятельно и по существу. Человек любит Нижний Новгород и ценит его историю. Болеет за него душой, стремится к вдумчивым и обдуманным решениям. Это важно в любой профессии, в архитектуре особенно.
Надежда
Подробно, по существу и главное с любовью к Нижнему Новгороду и его истории. В любой профессии это важно, в архитектуре особенно.
Родионова Нвдежда.
С удовольствием читала, человек любит Нижний Новгород и его историю. Этот факт очень важен в любой профессии, а в архитектуре особенно.
Константин
Жалко, что много сносят. Вот дома на сенной , про которые он говорит, например. Можно было что-то оставить.. Или дом, который теща замгубернатора снесла 1917 года постройки
Ещё 3 комментария
Узнай о действующих спецпредложениях от застройщиков